Миграционные процессы  /  Болонский процесс, учебная мобильность и трудовая миграция

Автор: Дмитрий АКИМОВ,
доктор социологических наук,
Глава Генеральной дирекции Международной Академии рейтинговых технологий и социологии «Золотая Фортуна»

Болонский процесс, учебная мобильность и трудовая миграция

Среди множества «отрядов» украинцев, которые становятся трудовыми мигрантами (инженеры, врачи, домохозяйки, крестьяне, строители, ученые и др.) есть один, наличие которого вызывает беспокойство практически во всем украинском обществе. И не только беспокойство, но сожаления, связанные с ослаблением человеческого и научного потенциала общества.

Речь идет о молодежи, как правило, способной, талантливой, которая выезжает для учебы в иностранных вузах, а затем нередко остается для работы и жизни вообще за рубежом. Понятно, что в этом случае Украина – страна, во многом уступающая по уровню жизни и ряду других характеристик США, европейским государствам, остается «обделенной» именно этой талантливой молодежью. Кстати говоря, параллельно ухудшается демографическая ситуация в стране: ведь уезжает молодежь, остаются люди более старших возрастов.

Попытаемся кратко разобраться, в специфике данного процесса, его последствиях для народа и экономики Украины.

Кто уезжает?

В принципе учебная миграция существовала всегда и была одним из наиболее динамично развивающихся миграционных потоков. В 1990-х годах число иностранных студентов в мире превысило 1 млн. человек (к сожалению, конкретных данных по Украине у автора не имеется, да и в принципе подобная статистика не ведется). Понятно, что для молодых людей из развивающихся государств, да и стран Восточной Европы, практика получения высшего образования за рубежом, как правило, в США и Европе, имеет серьезное позитивное значение. Молодые люди изучают иностранный язык, получают знания от более квалифицированных преподавателей, пользуются более совершенной техникой и информационной базой и т.п.

Однако, подобные позитивные тенденции во многом нивелируются (с точки зрения стран-доноров, т.е. тех, откуда молодежь уезжает) тем, что значительное число уехавших на обучение предпочитают не возвращаться домой. При этом, речь отнюдь не идет сегодня о «сынках» олигархов, «потерять» которых странам не всегда обидно. Сегодня учиться за рубежом, используя всевозможные программы (к примеру, такие, как «Work and Travel») могут и не богатые, но талантливые молодые люди, совмещая учебу с работой или приработками. Таким образом учебная мобильность (именно так называют  возможности, предоставляемые молодым людям для продолжения или окончания учебы за рубежом) нередко превращаются в трудовую миграцию. Трудовую миграцию наиболее молодых, талантливых, образованных представителей стран-доноров.

Обычно выделяют следующие потоки трудовой миграции молодежи, возникающие на основе учебной мобильности:

Обычно выделяют следующие потоки трудовой миграции молодежи, возникающие на основе учебной мобильности:

  • выезд на постоянное место жительства с выходом на рынок труда;
  • выезд молодежи на работу за рубеж на короткие периоды времени (выезд студентов на летние каникулы);
  • выезд на учебу при одновременной работе (как правило, занятость носит нелегальный характер);
  • выезд на стажировку с одновременной работой по найму.

Наиболее доступным способом выезда молодежи выступает сезонная миграция в период студенческих каникул в страны Запада. Но все бóльшим становиться и выезд на учебу в плане завершения образования, после нескольких лет учебы на родине. И важнейшую роль здесь играет активное внедрение в Украине Болонской системы (активное, поскольку в ряде иных стран, в частности, в России к подобному внедрению относятся гораздо «спокойнее»).

Дело в том, что одним из важнейших положений Болонской системы, в рамках которой реализуется возможность сделать образование в европейских странах сопоставимым, выделить соответствующие критерии такого высшего образования, выступает как раз упомянутая учебная мобильность. При этом, в процессе внедрения системы в Украине почему-то постоянно замалчивается проблема, описываемая в настоящей статье. Что делать, если основная масса талантливой молодежи, завершающей образование за рубежом, останется там на постоянное место жительства?

Пока данная ситуация не является особо острой по двум следующим причинам.

  • Во-первых, уезжает для завершения образования в европейских странах и США незначительное число украинских студентов.
  • Во-вторых, с учетом сегодняшнего уровня развития инноваций в украинской экономике большого числа талантливых, высококвалифицированных специалистов народному хозяйству не требуется.

Но ведь ситуация может измениться и измениться в ближайшие годы в случае, если руководство государства начнет проводить действительно серьезную научную и инновационную политику. И что делать в этом случае? Автор статьи отнюдь не выступает за какие-то ограничительные или т.п. меры для выезда молодежи на учебу за рубеж. Речь идет лишь о том, что пора приступать к серьезному анализу данной проблемы и принятию мер по ее решению.

Зачем они там нужны?

В принципе, когда речь идет о привлечении на Запад специалистов из различных стран, ответ на данный вопрос очевиден. Не зря ходят анекдоты относительно того, что если убрать из западных лабораторий евреев, китайцев и русских (естественно под ними понимают и специалистов из Украины), то подобные лаборатории, занимающиеся наиболее перспективными и прогрессивными разработками, если не полностью, то во много опустеют.

Однако, в нашем случае речь идет даже не о важнейшей проблеме «утечки мозгов». Мы говорим о молодежи, будущих специалистах. И здесь мы с  удивлением сталкиваемся с парадоксальной ситуацией. Если по отношению к трудовым мигрантам как таковым, приезжающим за рубеж в поисках работы, нередко складывается негативная или, по крайней мере, недоброжелательная ситуация, то по отношению к молодежи, приезжающей обучаться и при этом даже работающей, отношение совсем иное. Как правило, позитивное. Почему?

Во-первых, чаще всего иностранные студенты приездают для учебы и работы в летний период, когда имеется большое число свободных рабочих мест. Ведь американские и европейские студенты тоже могут и любят отдыхать. Многие студенты изначально работают на малоквалифицированных работах. Затем постепенно находят работу получше. В России было проведено специальное исследование среди студентов, работающих во время учебы за рубежом. Оказалось, что 40% из них работают в сфере услуг (гостиницы, рестораны, торговля), около 9% — в индустрии развлечений; около 7% — в строительстве; около 6% — в домашнем обслуживании и т.д.



торговля), около 9% — в индустрии развлечений; около 7% — в строительстве; около 6% — в домашнем обслуживании и т.д.

Во-вторых, и это обстоятельство более важное, иностранные студенты, в отличие от других мигрантов, к завершению обучения уже владеют языком страны приема, знакомы с ее законами и обычаями, а также правилами и условиями работы. Наконец, в-третьих (и это, вероятно, главное!), подобные студенты (мы не говорим здесь о некоторых молодых людях из развивающихся стран), как правило, более мотивированы на учебу, становятся высококвалифицированными специалистами и поэтому нередко приглашаются на работу в местные организации и фирмы (причем, за период обучения некоторые студенты разными способами решают проблему приобретения гражданства соответствующих государств).

Таким образом и решаются многие проблемы развитых, богатых стран за счет стран-доноров, как правило, недостаточно развитых и богатых. Хотя внешне все обстоит достаточно благополучно. Действительно, страны-доноры будто бы за «счет» развитых стран получают определенные «скидки», т.е. подготовленных специалистов, обученных за рубежом. Однако… Главное здесь то, что данная проблема практически не решена в ходе внедрения Болонского процесса. Вероятно, необходимо было, вводя вполне оправданные и демократические процедуры, связанные с возможностями учебной мобильности, каким-то образом решать и описанные выше проблемы.

Что они там ищут?

Понятно, что кроме проблем, связанных с трудовой миграцией студентов, проходящих обучение за рубежом, и касающихся стран-доноров и стран, их принимающих, возникают и вопросы относительно того, зачем эти студенты стремятся «покинуть» родину, остаться жить и работать на Западе. Мы, конечно, не имеем в виду ситуации, когда молодой специалист не может найти работу (или работу высокооплачиваемую) в Украине. Определенный ответ на этот вопрос дала в газете «Зеркало недели» (№22, 20-26 июня2009 г.) Лариса Колесник, которая походила учебу по докторантской программе в Польше и благополучно вернулась на свою кафедру в Украине. Она выделила четыре основные типа ориентационных практик украинской молодежи.

1. «Целеустремленно ориентированные на выезд». Это категория молодых людей, использующих любую возможность для выезда за рубеж. Участие в образовательных программах – один из механизмов для достижения соответствующей цели. Они пытаются остаться в стране обучения даже в том случае, если им приходиться бросить науку и согласиться на менее престижную работу. Иными словами, здесь учеба и наука лишь повод для того, чтобы попасть за границу.

2. «Туристы». Представители данной группы случайно попадают на обучение по научным программам обмена. Для них не важно, что и как будет изучаться по программе. Главное: посмотреть другие страны, пожить за счет средств фондов и т.п.

3. Осознанно направленные на учебу в Польше (Л. Колесник анализирует специфику ситуации применительно к данной стране). Здесь много выходцев из западных регионов Украины, хорошо знающих польский язык. Именно эти докторанты стремятся получить хорошее образование и использовать его по возвращении в Украину.

4. «Интеллектуальная элита». Представители данной группы ведут активную общественную деятельность, участвуют в организации сотрудничества между Украиной и Польшей, разрабатывают совместные социальные и культурные проекты. Как правило, они намеренны  набраться как можно больше опыта, завести полезные связи, зная, что за рубежом реально можно многому научиться и далее использовать подобные знания и навыки на родине.

Естественно классификация, предложенная Л. Колесник, не совершенна. Да она и не могла быть таковой, поскольку никаких исследований, посвященных данной проблеме не осуществляется. Действительно, никто не исследует уровень полученных украинцами за рубежом знаний. Не изучается ситуация с невернувшимися после окончания программ на родину специалистами и т.п.

Однако, уже из приведенных автором статьи в «Зеркале недели» рассуждений очевидно,  что среди людей, которые отправляются на учебу по различным программам, множество «туристов». Имеются и люди, которые получают знания для последующего их применения в Украине. И существует группа людей (к сожалению, ее объем не известен, поскольку исследований здесь не проводилось), которые целеустремленно ориентированы на выезд через использование соответствующих программ на Запад. Иными словами, группа потенциальных трудовых мигрантов.

Следует согласиться с очень важным выводом автора статьи относительно того, что существуют группы молодежи, которые действительно знают цену своему интеллектуальному уровню, уважительно относятся к своему труду и не соглашаются на любую работу только для того, чтобы остаться жить и работать в экономически более благополучной стране. Следовательно, люди, активно занимающиеся наукой, имеющие крепкие связи со страной происхождения, вряд ли останутся за рубежом. Поэтому необходим отбор таких студентов для обучения за рубежом.

Однако, для того, чтобы производить подобный отбор, необходимо выделение специальных грантов украинским государством, которое и могло бы вести соответствующий отбор и следить за возвращением студентов на родину после окончания зарубежных вузов. Пока, к сожалению, подобных грантов не существует. Поэтому активно влиять на молодых людей, которые обучаются на Западе за счет личных средств или работая параллельно с обучением, вряд ли возможно. Следовательно, пока мы обречены на то, что среди множества трудовых мигрантов, работающих за  пределами Украины, будут и молодые люди, обучающиеся в западных вузах в соответствии, в том числе, и с положениями Болонского процесса.

целеустремленно ориентированы на выезд через использование соответствующих программ на Запад. Иными словами, группа потенциальных трудовых мигрантов.

Следует согласиться с очень важным выводом автора статьи относительно того, что существуют группы молодежи, которые действительно знают цену своему интеллектуальному уровню, уважительно относятся к своему труду и не соглашаются на любую работу только для того, чтобы остаться жить и работать в экономически более благополучной стране. Следовательно, люди, активно занимающиеся наукой, имеющие крепкие связи со страной происхождения, вряд ли останутся за рубежом. Поэтому необходим отбор таких студентов для обучения за рубежом.

Однако, для того, чтобы производить подобный отбор, необходимо выделение специальных грантов украинским государством, которое и могло бы вести соответствующий отбор и следить за возвращением студентов на родину после окончания зарубежных вузов. Пока, к сожалению, подобных грантов не существует. Поэтому активно влиять на молодых людей, которые обучаются на Западе за счет личных средств или работая параллельно с обучением, вряд ли возможно. Следовательно, пока мы обречены на то, что среди множества трудовых мигрантов, работающих за  пределами Украины, будут и молодые люди, обучающиеся в западных вузах в соответствии, в том числе, и с положениями Болонского процесса.

Авторская справка: Акимов Дмитрий Игоревич

Кандидат социологических наук

Председатель Генеральной дирекции Международной академии рейтинговых технологий и социологии «Золотая Фортуна»

МАРТИС «Золотая Фортуна»
Служебный адрес: Украина, Киев, ул Аистова, д.3.
Служебный телефон: (044) 254-57-00
Факс: (044) 254-57-06