Миграционные процессы  /  Интеллектуальная трудовая миграция: насколько Украина страдает от «Утечки мозгов»

Автор: Дмитрий АКИМОВ,
доктор социологических наук,
Глава Генеральной дирекции Международной Академии рейтинговых технологий и социологии «Золотая Фортуна»

Интеллектуальная трудовая миграция: насколько Украина страдает от «Утечки мозгов»

В последние годы, да, собственно, на всем протяжении истории независимой Украины, где как известно, проблема трудовой миграции приняла широчайшие масштабы, одним из ключевых вопросов была миграция (внешняя – главным образом) за рубеж интеллектуалов, в первую очередь – ученых.

И это вполне объяснимо. Ведь, с одной стороны, интенсивный отток ученых, квалифицированных специалистов приводит к разрушению научных школ. С другой – для подготовки зрелого ученого требуется до двух десятков лет. Поэтому речь идет о практически полном процессе разрушения научного потенциала украинского общества, восстановить который будет в будущем очень сложно, если вообще возможно.

По этой проблематике в настоящее время проведены научные конференции, подготовлены и защищены диссертационные работы (к примеру, по социологии: В.В. Омельченко, Я.В. Петровой, И.П. Майданник и др.).

Вместе с тем, уровень серьезности описываемой проблемы до конца не осознан. О чем идет речь? Ведь что такое интеллектуальная миграция? Это перемещение ученых за границы своих стран, которое предполагает сбережение профессионального статуса ученого (это может быть как временная трудовая миграция, так и эмиграция, к сожалению, в наших условиях границу здесь провести очень трудно: не известно, вернется ли в Украину уехавший ученый или нет).

Можем ли мы утверждать, что уезжающие за пределы страны сегодня украинские ученые действительно трудятся за рубежом в качестве научных работников? Вряд ли! Судя по статистике, лишь сотни уехавших за границу украинских ученых работают по контрактам, в рамках тех областей наук, в которых они трудились на родине. Как правило, это наиболее квалифицированные специалисты, уже известные своими трудами за рубежом. Остальные же (а их тысячи и тысячи) покидают страну и свои научно-исследовательские учреждения отнюдь не для устройства на работу по специальности.

Все это отнюдь не значит, что специалисты с Украины всегда были маловостребованными за рубежом. Напротив, сложившаяся ситуация показывает, что многие специалисты с бывшего СССР, особенно обладающие редкими профессиями, всегда были конкурентоспособными. Так, довольно востребованными оказались программисты, ученые, деятели искусства и культуры, тренеры и спортсмены.

И люди эти, после того как пали разные «стены», стали активно перемещаться за рубеж. Что вполне понятно. Ведь по некоторым данным, оплата труда ученого-эмигранта на Западе, хотя и ниже, чем соответствующая у ученых западных стран в четыре раза, все же весьма высока. Так, средняя годовая зарплата ученого в США составляет 52 тыс. долларов, в то время, как в России – 2-3 тыс. долларов, а в Украине еще значительно ниже.

В отношении ученых, работающих по контрактам, ситуация значительно хуже: они получают зарплату в объеме почти в 60 раз ниже, чем зарубежные специалисты аналогичной квалификации. Более того, благополучно трудоустраиваются по специальности (имеется в виду научная квалификация) лишь пятая часть эмигрантов, причем не менее 2-3 лет идет на их адаптацию и решение языковых, социальных и психологических проблем.

Все это, однако, не останавливает поток ученых в их желании трудоустроиться (временно или постоянно) на Западе. Даже с учетом того обстоятельства, что «профессиональный запрос» на специалистов (имеются в виду в первую очередь выходцы из стран СНГ) сокращается, поскольку уровень их квалификации становится ниже. Действительно, сегодня трудно назвать высококлассных специалистов (по крайней мере их значительное число), которые бы были подготовлены в последние годы, к примеру, в Украине и на которых бы имелся серьезный спрос на Западе. Мы здесь не имеем в виду специалистов, так сказать, «среднего уровня» квалификации (программистов, менеджеров и т.п.), которые трудоустраиваются в России, странах Восточной Европы,

иногда – Западной Европы: ведь в этом случае речь вряд ли может идти об интеллектуальной миграции.

Все сказанное приводит к еще одному важному выводу: многие ученые, уезжающие с Украины, практически порывают со своими профессиями, теряют свой научный потенциал, дисквалифицируются. Следовательно, даже в случае возможной их реэмиграции (т.е. возвращения на родину), представим себе что подобное возможно, они фактически потеряны для науки – как отечественной, так и мировой.

Правда, здесь ситуация может быть несколько «поправлена» с учетом проходящей в настоящее время в украинских вузах «болонизации» системы высшего образования. Иными словами (так любят выражаться некоторые специалисты, активно «внедряющие» в украинских вузах Болонскую систему), интернационализации образовательных процессов. При всей принципиальной значимости внедрения многих аспектов подобной системы (модульная система подготовки, возможность обучения в разных вузах, повышение значимости самостоятельной и индивидуальной подготовки и т.п.), в ней присутствует, так сказать, «троянский конь», который называют мобильностью подготовки кадров.

Речь идет о том, что студенты (естественно, наиболее способные, талантливые) могут в процессе учебы или после окончания вуза совершенно спокойно «перемещаться» для жизни и работы в разные европейские страны. Естественно, для молодежи из богатых европейских стран это ничего, кроме пользы (в плане повышения эффективности обучения), не дает: они останутся на родине или вернутся на нее

после кратковременных стажировок. По-другому дело обстоит, когда речь идет о таких государствах, как Украина. Мы, естественно, не против подобного «движения» студенческой молодежи. Тем более, что оно безусловно положительно влияет на подготовку специалистов. Однако, можно быть уверенными, что в подобной ситуации Украина лишится не только общепризнанных специалистов, в первую очередь в области естественнонаучных и технических дисциплин, наук, но и наиболее талантливой молодежи, которая могла бы составить будущее украинской науки.

К сожалению, уже очевидно (и это подтверждается мнениями работников высшей школы, да и органов управления – также), что сегодня «хорошее место» для работы за рубежом становится в Украине для молодежи, студентов, аспирантов главным ориентиром научной карьеры, вытеснив на «задний план» такие традиционные ориентиры, как защита диссертации, повышение в научной иерархии, карьере, научные статьи и монографии.

Естественно, никакими запретами здесь положения не исправить. Особенно, учитывая то обстоятельство, что запреты уменьшат возможности подготовки действительно высококлассных специалистов. Поэтому следует обратить внимание на рассмотрение двух групп проблем: первая – причины, по которым ученые уезжают с Украины; вторая – политика, которую государство должно осуществлять по отношению к регулированию процессов интеллектуальной трудовой миграции и эмиграции.

Если говорить о первой из них, то изначально необходимо учитывать две группы действующих здесь факторов миграции. Во-первых, «притягивающих факторов» – возможностях, которые открываются перед интеллектуальными мигрантами и эмигрантами за рубежом. И, во-вторых, «отталкивающих факторах» – тяжестях ожидаемых трудностей на родине, где науке и ученым уделяется сегодня очень незначительное внимание.

Отсюда две основные группы мотивов. Первый – общесоциальные мотивы: разрушение отечественной науки, снижение престижности и оплаты научного труда, непредсказуемость социально-экономической и социально-политической ситуации в стране. Второй – индивидуально-психологические мотивы (при этом нужно учитывать то обстоятельство, что, как свидетельствуют практика и проводимые социологические исследования, для ученых-мигрантов возможность реализации своего творческого потенциала, признание их научных заслуг часто значат не меньше, чем размер материального стимулирования). Конкретно, среди факторов (достаточно хорошо известных) «перемещения» украинских ученых на работу за рубеж можно назвать следующие:

  • желание и возможность улучшить свое экономическое положение за счет повышения уровня зарплаты и др. поступлений, грантов;
  • поиск лучших условий труда и жизни за рубежом (бóльших возможностей в медицинском обслуживании, социальном страховании, пенсионном обеспечении, в целом – в социальной сфере);
  • страх остаться на родине без работы с учетом того минимального внимания, которое уделяется в Украине развитию науки в настоящее время;
  • отсутствие перспектив профессионального роста;
  •  проблемы с повышением квалификации, возможностями участия в зарубежных научных конференциях и т.п.;
  • отсутствие возможности проводить серьезные научные исследования из-за того, что в последние годы финансируется в научных учреждениях (и то не всегда) только зарплата, средства же на оборудование и материалы практически не выделяются;
  •  недостаточное научно-информационное обеспечение деятельности ученых;
  • низкий спрос в Украине на наукоемкую и высокотехнологичную отечественную продукцию;
  • невостребованность результатов научных исследований со стороны общества, руководства страны;
  • падение престижа науки в целом в стране, что, кстати говоря, выражается в стремлении молодежи поступать в первую очередь в вузы, связанные с бизнесом, коммерцией, и «обходить» своим вниманием вузы, осуществляющие подготовку специалистов по фундаментальным и естественнонаучным, а также гуманитарным направлениям.

И это еще не все причины.

Понятно, что в тяжелых экономических условиях науке сложно «требовать» от государства средств на свое развитие. Однако, здесь имеется одна особенность. В отличие от социальной

сферы, речь идет не о «социальных подачках», а об инвестициях в будущее общества, которые вернутся многократной прибылью, развитием отечественной науки и промышленности. Однако, так уж случилось в нашей стране (да, практически во всех постсоветских странах), что на протяжении многих лет речь в первую очередь идет о необходимости удовлетворения самых актуальных и неотложных социальных нужд.

Интересно, что в качестве «ответной» реакции интеллектуалов, не только ученых, но и работников культуры, тренеров и т.п., используется, так называемая, «маятниковая трудовая миграция». Так, множество ученых живут частично за рубежом и отчасти на родине, постоянно перемещаясь между двумя странами (здесь, кстати говоря, реализуется и одна из позитивных функций подобной миграции – посредническая: между мировой и отечественной наукой). Формы такой миграции могут быть самыми разными. Так, к примеру, во Львове и других западноукраинских городах многие ученые, преподаватели вузов трудятся как на родине, так и в Польше, Венгрии, Словакии. Что касается известных спортсменов, тренеров, артистов, то многие из них (особенно это касается – российских, но и украинских также, к примеру, братьев Кличко или Андрея Шевченко) живут «на два дома».

Сказанное, однако, не решает проблемы «утечки умов» или интеллектуальной миграции. В обществе на эту проблему существуют две основные точки зрения: во-первых, оптимистическая («обмен знаниями»), во-вторых, пессимистическая («растрата, утеря умов»). Сторонники первого подхода к оценке последствий интеллектуальной

миграции подчеркивают, что такая миграция – фактор глобального социально-экономического развития, закономерное движение «человеческого капитала» на международном рынке. Сторонники же второго, пессимистического подхода главное внимание уделяют тому, что интеллектуальная миграция, с их точки зрения, ухудшает возможности национального социально-экономического развития, ослабляет позиции государств-доноров на международном рынке труда.

В этой связи весьма важной и актуальной проблемой становится выработка государственной политики по отношению к интеллектуальной миграции. С учетом всего вышесказанного, очевидно, что задача эта не из простых. В принципе выделяют три разновидности, такой концепции государственной политики:

  • концепция активного регулирования процессов интеллектуальной миграции, предполагающая прямое вмешательство государства в них. При ее реализации (обычно придерживаются данной концепции страны-доноры, которые несут значительные потери от «утечки мозгов») ударение делается на соблюдение национальных и международных правовых актов и соглашений, регулирующих отъезд и возвращение мигрантов;
  • концепция невмешательства, отражающая недопустимость государственного регулирования интеллектуальной миграции и эмиграции с точки зрения неотъемлемого права человека, личности на свободу перемещения. Понятно, что наиболее часто придерживаются данной концепции страны-реципиенты;
  • концепция ориентации на перспективу исходит из того, что проблемы регулирования интеллектуальной миграции могут быть решены лишь в перспективе, на международном уровне при обязательном учете как интересов личности, так и интересов государства – страны происхождения эмигранта.

Авторская справка:Акимов Дмитрий Игоревич
Кандидат социологических наук
Председатель Генеральной дирекции Международной академии рейтинговых технологий и социологии «Золотая Фортуна»

МАРТИС «Золотая Фортуна»
Служебный адрес: Украина, Киев, ул Аистова, д.3.
Служебный телефон: (044) 254-57-00
Факс: (044) 254-57-06